Пенелопа Круз






Отзывы - full

Пенелопа Крус: Танец расставания. Не очень новое, но интересное....

Пенелопа Крус:
Танец расставания



Пенелопа Крус

«Моя сестра Пенелопа Крус всегда будет одна, во всяком случае, еще очень и очень долго. Она слишком разборчива», - доверительно сообщила испанским телезрителям красотка Моника Крус, родная сестра кинозвезды. «Что же это вы приговариваете к одиночеству такую роскошную женщину?» - удивился ведущий программы. «Это не я приговариваю,- беспечно отозвалась Моника. - Это гадание...»

Настоящие танцоры фламенко умеют гадать танцем. Моника Крус училась у великих мастеров, и она умела. Пенелопа, приезжая в родной Мадрид из Лос-Анджелеса, где жила уже давно, всегда просила сестру погадать. Они закрывались вдвоем в большой квартире Моники. Сначала девушка молилась, призывая дух танца - дуэнде - снизойти на нее, потом включала музыку и начинала импровизированный танец. Всякий раз на пороге очередного романа или влюбившись, Пенелопа просила сестру погадать: Моника обычно не ошибалась. Этот дар сестры Пенелопа открыла в ранней юности, когда Моника похвасталась, что ее учитель умеет гадать танцем. У Пенелопы был тогда первый серьезный роман - с длинноволосым музыкантом Начо Кано. В критический момент их отношений отчаявшаяся Пенелопа попросила сестру станцевать... их будущее. И Моника станцевала расставание. Пенелопа не поверила, но тем не менее все именно так и произошло.

Хотя бы раз Моника предсказывала ей что-нибудь другое? Нет. Всегда только расставание и одиночество. Пенелопа даже заподозрила, что сестра ей завидует, но – увы - и по сей день одна из самых соблазнительных красавиц Голливуда испанка Пенелопа Крус пребывает в одиночестве. Огорчает ли это ее? Если глубоко заглянуть в собственную душу, то... То непонятно, как и ответить на этот вопрос. В ушах тотчас начинал звучать внутренний голос, выносивший обвинительный приговор мужчинам. Другой голос, правда еле слышный, возражал, что она сама во многом виновата. Хотя в чем, собственно, она виновата? И перед кем? Ведь уже в восемнадцать лет она поняла о мужчинах все!

В 1992 году известный испанский режиссер Бигас Луна предложил юной Пенелопе главную роль в своей картине «Ветчина, ветчина». Там было несколько сцен, в которых Пе должна представать обнаженной. «Ты - актриса, - убеждал ее Луна. – Это – абсолютно нормально». И Пенелопа бездумно согласилась. Играя перед камерой, она совершенно забылась, перевоплотившись в свою героиню. На премьеру Пе беззаботно явилась об руку с долговязым симпатягой Начо Кано. Начался фильм. И тут Пе увидела свое обнаженное тело со стороны. Красивое, соблазнительное, источающее волны сексуальной энергии – такой же вожделенный кусок плоти для мужчин, как и ветчина, которую они поедали в кадре. Но ветчина молчала, а этот бесстыжий кусок живого мяса словно говорил: «Возьмите меня, съешьте, я мечтаю быть съеденной!» Пе, потрясенная, смотрела на экран и не верила своим глазам: это не она, это просто не может быть она! Наверное, Луна в последний момент заменил ее какой-то другой актрисой. Пе бросила отчаянный взгляд на сидевших рядом зрителей. В их глазах горела похоть. Это было страшное переживание: Пе ощутила себя зверем, которого травят охотники. Она тихонько встала и, извинившись, выбралась из зала. Кано, кажется, даже не заметил, как она ушла.

Оказавшись на улице, Пе вдруг задумалась: а куда ей идти? В квартиру, которую они тогда снимали с Кано? Нет, это немыслимо. И Крус поехала к родителям. Они продолжали жить в той же тесной квартирке под Мадридом, в которой родилась и провела детство Пенелопа. Скучный пригород, безликая четырехэтажка, зажатая между дешевым супермаркетом и магазином рабочей одежды. Когда-то этот дом казался ей большим, теплым и значительным. Гораздо более значительным, чем все дома на их улице. Глядя на него сейчас, Пе съежилась: он выглядел маленьким, беззащитным и ничем не отличался от своих неказистых соседей.

Кано разыскал Пе сразу после окончания картины и попробовал уговорить Крус вернуться домой. Нет, ни за что! Она не может. Не может заставить себя поехать вместе с Начо, очутиться с ним ночью в одной постели. Одна только мысль об этом вызывала тошноту. К великому удивлению Пе, Кано одобрительно отозвался о «Ветчине», заметив, что в общем и целом это вполне приличный фильм. Пе почувствовала себя оскорбленной. Выходит, он тоже воспринимает ее как живую ветчину? И это Кано, буддист и вегетарианец!

Около четырех месяцев Пе пребывала в отчаянии. Она испытывала ненависть к своему телу и пыталась убедить себя, что не имеет к нему никакого отношения. Однажды утром Пенелопа, к радости родителей, все-таки вышла из дома и направилась в парикмахерскую через дорогу. Она могла бы пройти всего квартал и очутиться в салоне красоты, хозяйкой которого была ее собственная мать. С детства Пе знала там всех парикмахеров. Но она пошла в другой салон. Пенелопа попросила отрезать свои длинные густые темные волосы как можно короче. «Побрить наголо, что ли?» -безразлично уточнила толстая парикмахерша. Пенелопа кивнула. Из парикмахерской она вышла с легкой, совершенно голой головой. Мать Энкарна, увидев дочь, уронила поднос с грязной посудой, а младший брат Пе Эдуардо присвистнул и завопил: «Блин, да теперь все девчонки в городе побреются!» Уже вечером Кано, увидев новую Пе, прислонился к дверному косяку и закурил. «Вот теперь ты по-настоящему неотразима!»

В конце концов Пенелопа постепенно стала выбираться из дома, вернулась в их с Кано квартиру. Ощущение мучительной раздвоенности притупилось, но так и не исчезло. А самые модные девушки в Мадриде в самом деле стали щеголять с бритыми головами, подражая своему кумиру – Пенелопе Крус. После «Ветчины» Пе вообще не могла спокойно пройтись по улицам города, не говоря уже о том, чтобы посидеть в своих любимых кафе старой части Мадрида. За ней увязывались толпы поклонников: одни требовали автограф, другие фотографию, третьи сами щелкали Пе, доводя ее до истерики вспышками. Она кидалась к полицейским в поисках защиты, но, рассмотрев девушку, те и сами норовили выпросить автограф. Ей бы перестать сниматься после того первого шока, но нет, она не могла от этого отказаться. Сестра Моника часто подтрунивала над ней, не веря, что Пе в самом деле так сильно переживает всеобщее восхищение собой со стороны мужского пола.

В чем-то, конечно, Моника была права: Пе действительно честолюбива. Но ведь ей хотелось не той дешевой славы, которая обрушилась на нее после «Ветчины», а настоящего успеха. Пе теперь отказывалась сниматься в любых эротических сценах. Даже поцелуи перед камерой были ей отвратительны. Но испанские режиссеры наперебой приглашали Крус сниматься.

Ее отношения с Начо Кано длились целых шесть лет. До сего дня больше ни с кем у Пе не было столь продолжительного романа. Пе постоянно терзала себя мыслью: почему он не расстался с ней после «Ветчины»? Она ведь так себя скомпрометировала, разве после этого он может ей верить? Если бы она была мужчиной, точно бросила бы такую! Кано ведь и сам знаменитость. Он был лидером суперпопулярной в стране группы «Mecano» и тоже не мог пройти по улице без того, чтобы за ним не увязалась стайка девушек-поклонниц. А что девчонки выделывали на его концертах! Только что не раздевались! Впрочем, некоторые и раздевались... Пе познакомилась с Кано после того, как шестнадцатилетней девчонкой выиграла мадридский конкурс талантов и ее показали по телевидению. Кано сам разыскал ее и предложил сняться в музыкальном видеоролике для их группы.

Кано презрительно относился к славе. Это был единственный знаменитый мужчина из всех, кого встречала Пе, который не «тащился» от собственной значимости. Он считал себя буддистом и быстро отучил Пенелопу прикасаться к мясу и рыбе. В 1993 году они впервые вместе отправились в Индию и поселились в одном из монастырей близ Дхарамсалы, где посещали лекции и семинары по буддизму для иностранцев. Пе с огромным облегчением восприняла идею о том, что человек – это чистое сознание, а плоть – всего лишь одежда, к которой не следует относиться серьезно. Ездили и в Калькутту, в миссию матери Терезы. Кано основал в Калькутте фонд «Сабера», на деньги которого создали приют и клинику для бездомных детей и женщин. Он и сам, засучив рукава и завязав волосы в конский хвост, помогал в приюте. Пенелопа, правда, не могла себя заставить последовать примеру Кано, она испытывала непреодолимую брезгливость к грязи и нечистотам. Однажды Кано заболел, и Пе мужественно предложила «отдежурить» за него неделю в приюте. Полетела в Калькутту, но... То самое тело, которое Пе так презирала, отказалось служить ей: увидев завшивленных больных детей, Крус потеряла сознание. В Мадрид она вернулась с ясным ощущением того, что отношения с Кано закончены: ведь теперь-то он уж точно станет ее презирать. Написав бойфренду длинное письмо, Пе снова переехала к родителям. Он умолял ее вернуться, но в Пенелопе словно что-то надломилось – она не могла больше оставаться с Кано.

...Любопытно, но, кажется, единственным, с кем Моника напророчила сестре счастливые отношения, был... Педро Альмодовар. Сестра закончила танцевать, и Пе долго издевательски хохотала, так долго, что Моника даже разобиделась. «Подумай, почему я смеюсь? Ну подумай!» - примирительным тоном переспросила Пе. Моника минуту молчала, а потом и сама рассмеялась. В Испании ни для кого не было секретом, что Альмодовар - гей. «Но танец говорит, что вы будете счастливы! Может быть, ради тебя он вернется на путь истинный?» - пыталась отшутиться Моника. Самое смешное в этом то, что не так давно в одном из интервью Педро Альмодовар сказал про Пенелопу, что она - единственная женщина на планете, ради которой он снова готов стать бисексуалом, как когда-то в юности.

Альмодовар пригласил Пенелопу сняться в его фильме «Живая плоть». Потом в другой картине, в третьей... Собственно, именно благодаря ему ее и пригласили в Голливуд. Но что касается «счастливых отношений», то Альмодовар относился к Пе исключительно по-отечески. За все время совместной работы они ни разу даже не сходили вместе на ленч! Наверное, это в самом деле были самые удачные отношения Пенелопы: чисто деловые, не более...

...Голливуд. Фабрика грез. Хотела ли Пенелопа попасть туда? Ну, только честно? «А ты откажись! - вспомнилось Пенелопе подзуживание сестры. - Вон Педро тоже считает, что Голливуд - это кладбище для актера».

Ее легкомысленная сестрица, сделавшая карьеру танцовщицы и пробившаяся на телевидение, даже не догадывалась, как тяжело было Пенелопе первое время в Голливуде! Но Пе знала: она поедет туда все равно. У нее непомерное честолюбие? Возможно.

Чопорные голливудские продюсеры облизывались на Пе, как коты на сметану. Сколько раз Пенелопа стояла перед боссами киностудий, чувствуя себя еще более раздетой, чем в своей первой картине «Ветчина, ветчина». Она понимала, что ее возьмут на роль: этим господам ведь не важно, какая она актриса и актриса ли вообще. Из духа противоречия и во вред собственным интересам Пенелопа до предела усиливала свой и без того заметный испанский акцент. Однажды она сделала вид, что вообще не понимает, о чем говорит продюсер. А тот подошел к ней очень близко, склонился к уху и отвратительным многозначительным шепотом промурлыкал это мерзкое американское словечко -«ленч». Невзначай дотронулся до ее груди – она вспыхнула и залепила нахалу пощечину. А придя домой, принялась паковать вещи, решив, что ее голливудской карьере конец. А наутро Крус позвонил агент с известием, что ее утвердили на роль.

Первое время в Америке Пе трудилась буквально на износ. Утром и днем – съемки, по вечерам – занятия английским с преподавателем. Ночами – мучительная зубрежка роли на этом не дающемся, как крепкий орешек, языке. Произношение такое, что язык сломать можно! Правил чтения вообще нет. Пе никогда не забудет, какая это была пытка – съемки в ее дебютном голливудском фильме «Страна холмов и долин». Пенелопа знала по-английски только свой текст и еще несколько слов типа «привет», «как дела», «до завтра». На съемочной площадке ей приходилось объясняться жестами, мимикой... При этом Пенелопа чувствовала себя так унизительно, что хотелось плакать.

А однажды, потеряв нить в одной из сцен, она запнулась, растерялась – и неожиданно для самой себя громко, темпераментно заговорила на родном испанском. Пользуясь тем, что ее никто не понимает, Пе дала волю чувствам и выкрикивала ругательства в адрес режиссера и партнеров по картине так, как это делают торговки на мадридском базаре. Американцы завороженно смотрели ей в рот. Вволю выговорившись, Пе закончила гневную тираду, и все вокруг вдруг разразились аплодисментами.

Каждые два месяца Пе норовила улизнуть домой, в Мадрид. В большой квартире Моники собиралась многочисленная родня. Мать готовила огромное количество традиционных испанских закусок «тапас», морскую паэлью – любимое блюдо Пенелопы и Моники. Ели, пили, пели народные песни, танцевали. Провозглашали бесконечные тосты за успехи детей. Запросто заходили соседи, друзья соседей, друзья друзей. Хозяева целовались со знакомыми и незнакомыми, каждого усаживали за стол, доверху наполняли тарелку, наливали вина. В общем, все это отличалось от Америки, где даже в гости к друзьям можно прийти, предупредив за неделю и еще десять раз созвонившись, чтобы подтвердить, что придешь.

Как любила Пе эти домашние посиделки! После полуночи начинались задушевные разговоры. Обычно их затевал родной дядя Пе - Мануэль. Отведя племянницу в уголок и щедро подлив ей вина, Мануэль брал гитару и под перебор струн начинал донимать ее вопросами. Испанцы страсть как любопытны, если дело касается жизни родственников и знакомых... Дядя читал все статьи, в которых упоминалось имя племянницы. «Говорят, ты увела Мэтта Деймона и Николаса Кейджа у жен?» -вопрошал Мануэль. Подвыпившая Пе начинала кипятиться. Она знала, что американская пресса сделала из нее похитительницу чужих мужей и разрушительницу семейных очагов. Но она не имеет никакого отношения к тому, что после фильма «Вся королевская рать», в котором Крус снялась вместе с Мэттом Деймоном, тот расстался со своей давней подругой Уайноной Райдер. Что касается Ника Кейджа... Дядя придирчиво смотрел на раскрасневшуюся Пенелопу. Его взгляд говорил: признавайся, плутовка!

Кейдж нравился Пенелопе. Они вместе снимались в картине «Мандолина капитана Корелли», но между ними возникло недоразумение. Пе не стала посвящать в подробности дядю Манyэля, а под утро поделилась этим с сестрой, когда девушки остались одни.

Кейдж сразу положил на Пенелопу глаз, это было яснее ясного. Но она к этому привыкла. В Лос-Анджелесе романы у нее почему-то длились не больше месяца-двух, и ее это уже начало настораживать. Придирчивой испанке мало кто нравился настолько, чтобы увлечься всерьез, кроме того, она по-прежнему отличалась излишней подозрительностью. А Ник действительно показался Пе классным парнем. Он совершенно не был похож на американских мужчин, этих манекенов. Чтобы развеселить Пе, смертельно устававшую от необходимости говорить на чужом языке, Ник приносил из дому прирученную змею и оборачивал ее вокруг шеи. Или уморительно разыгрывал для нее сцены из комиксов, которые знал наизусть. Однажды Кейдж пригласил Пенелопу на уик-энд в Спринг-Филд. Они сняли очаровательный коттедж в колониальном стиле. Пе была счастлива, кажется, впервые с тех пор, как приехала в Штаты. И тут Ник все испортил. Пока они катались на лодке, он извлек маленький фотоаппарат и попросил разрешения снять каждую часть ее божественного тела отдельно, чтобы «молиться на них». В этом месте Моника перебила Пе: «Ну и что такого он сказал? Красивая шутка. Он что, похож на законченного идиота?» Пенелопа пожала плечами. Ну почему сразу на идиота? Просто единственное, что его интересовало, это ее плоть. «А ты считаешь, что твоя душа красивее, чем попа?» - Моника начинала злиться. Пенелопа тоже вскипела: сестра всегда была цинична. Что было дальше, рассказывать она не стала.

На самом деле потом Пенелопа встречалась с Кейджем еще несколько раз, но уже без особого воодушевления, как прежде. У них была близость, не доставившая ей, впрочем, особого удовольствия. И вовсе не из-за Пенелопы Ник решил развестись со своей женой Патрицией Аркетт (как не замедлили раструбить газеты). Его заставила подать на развод эта сумасшедшая - Лиза Мария Пресли, в роман с которой Ник немедленно влип после того, как Пе дала ему от ворот поворот.

«Представляю, какая у тебя мина, когда ты отказываешь! - уже смеясь, заметила Моника. - Такая злющая, как в детстве».

Пе была совсем крохой, когда уже умела надевать на лицо выражение «не тронь меня». Моника просила дать ей поиграть куклу, и у Пе делались злые и упрямые глаза: она вцеплялась в куклу мертвой хваткой. Пе с пяти лет занималась классическим балетом: это требует от ребенка дисциплины, однако сильно портит характер. Пе стоически выдерживала по два часа балетного станка ежедневно и по три часа репетиций. Это Моника однажды заметила, что торчавшие из-под одеяла маленькие ножки спящей Пе стерты до кровавых мозолей. Она позвала мать, показала, и на следующий день Энкарна запретила Пенелопе идти на балетные занятия. Пе помнит, что готова была просто убить за это сестру. Она в бешенстве бросалась в Монику всем, что попадалось под руку – куклами, машинками, портфелем, даже ножницы швырнула...

А на занятия все равно пошла – они с педагогом репетировали «Щелкунчика», и малышка собиралась блеснуть на детском спектакле. Пе часто слышала, как родственники упрекали мать и отца в том, что обрекли ребенка на сущий ад, лишающий детства, - балет. Играть ей действительно было некогда: если Моника возвращалась из школы около трех, то Пе еле приплеталась к восьми. Но она, сколько себя помнит, всегда мечтала быть примой-балериной в мадридском театре, танцевать и слышать, как все ей аплодируют. Однако когда Пенелопе исполнилось пятнадцать, один из знаменитых хореографов вынес приговор: из Пе никогда не выйдет классической примы. Педагог девочки честно передал эти слова матери Пенелопы, та по секрету рассказала мужу. Эдуардо был простодушным человеком, он рассудил: раз такое дело, незачем малышке надрываться. В свое время самого Эдуардо Круса отговорили от карьеры певца, в результате он всю жизнь гнул спину в автосервисе, но остался благодарен человеку, сказавшему ему правду. Узнав все от отца, Пенелопа ревела, уткнувшись лицом в подушку. Но прошла неделя – и она уже выискала где-то конкурс талантливых детей, который устраивало местное телевидение, и выиграла его, победив 350 претенденток. Пенелопу стали приглашать в телерекламу, а потом постепенно пришли и роли в кино. Пе и сама понимала, что в ее характере есть завидная целеустремленность. Моника – совсем другая, она ленива, разбрасывается в своих увлечениях и все бросит ради очередного романа и очередного мужчины своей мечты.

Пе знала, например, что Моника была влюблена в одного из ее бывших бойфрендов -режиссера-чеха Томаша Обермайера. У Пе случился с ним роман незадолго до отъезда в Штаты. Интересно, что говорил про нее Томаш? Почему-то Пенелопа была уверена, что все мужчины, с которыми она рассталась, за ее спиной говорят о ней гадости. Так и оказалось: пожав плечами, Моника ей призналась: Том жаловался, что Пе холодна, бесчувственна, что ее интересует только карьера. «Такое роскошное тело! - сетовал Томаш. - Но оно тебе не отвечает, это какая-то бутафорская красота». Моника клялась, что вступилась за сестру: мол, в семнадцать лет после первых съемок та пережила психическую травму. «Ханжество и кокетство», - жестко отрезал Обермайер. Пенелопу больно задели слова бывшего любовника. С другой стороны, видимо, он действительно был на нее очень зол: ей тогда сделали первое предложение сниматься в Голливуде, и она уехала. Томаш умолял ее остаться, но Крус понимала, что второй раз в Голливуд могут и не пригласить.

«Ты мне погадаешь, Моника?» - в каждый приезд Пенелопы в Мадрид повторялась одна и та же просьба. «Ты же, кажется, хранишь целомудрие и никого к себе не подпускаешь?»- обычно усмехалась в ответ Моника, которая на самом деле не любила этих «гадательных» танцев. Но весной 2001 года Пе уговаривала сестру особенно настойчиво: в ее жизни произошло выдающееся событие – сеньора Крус серьезно влюбилась.

Моника переоделась в специальное красное платье с корсетом, поменяла туфли. Поставив подходящую музыку, ту, под которую она легче входила в транс, долго стояла неподвижно, глядя на сестру. Пенелопа знала, что в этот момент надо активно представлять себе человека, на которого гадаешь. Представить его было нетрудно – киноафиша с его лицом висела напротив дома Моники. Пе подошла к открытому окну - огромный, во всю стену плакат смотрел прямо на нее. Он красив. И хотя ему уже под сорок, все еще похож на подростка. Тело сестры начало медленно колыхаться в такт музыке. Быстрее, быстрее... Вот ее ноги стали отбивать чечетку. Как ловко она это делает!Классическая балерина никогда так не сумеет. Сестра будто медленно обвивалась вокруг невидимого партнера, на ее лице блуждала блаженная улыбка. Похоже, все будет хорошо. Пенелопа заранее ликовала. Но через несколько минут рисунок танца изменился. В движениях Моники появилась резкость она не дается кому-то, отталкивает, отступает... Пенелопа подошла к сестре и почти грубо толкнула ее в плечо: «Хватит. Очнись! Я тебе не верю!»

...Пенелопа начала встречаться с Томом Крузом в 2001 году, через пару месяцев после окончания совместных съемок в картине «Ванильное небо». Газеты, разумеется, тотчас разнесли весть, что хищница Пенелопа Крус снова разбила семью: якобы Том расстался с Николь Кидман из-за нее. Пе уже почти привыкла к этому. Однако Том подал на развод с Николь до съемок в «Ванильном небе», то есть до встречи с Крус. Более того, пока шли съемки, между ними ничего не было, конечно. Пенелопа сразу отметила, какой Том обаятельный и остроумный. И действительно похож на подростка. У него мальчишеское лицо, оно, наверное, и в старости таким останется. Пе столкнулась с Томом на голливудской вечеринке, куда ее затащила ближайшая подруга, актриса Сальма Хайек. Как писали потом репортеры голливудской хроники, искра пробежала между ними именно тогда. Странно или нет, но особенно романтических ухаживаний со стороны Круза не последовало: он был занят по горло. Бесконечные съемки, кроме того, Том - один из самых влиятельных голливудских продюсеров, то есть еще и бизнесмен. Круз сам предложил Пе переехать к нему: к чему тянуть? В таком огромном доме Пенелопе жить еще не приходилось. Ну вот зачем одному человеку восемнадцать комнат? И пять всегда пустующих теннисных кортов? Да еще четыре открытых и четыре закрытых бассейна? А такой штат прислуги? Садовник, экономка, уборщики - это еще куда ни шло. Но зачем им на двоих три кухарки? Однако к роскоши быстро привыкаешь. На самом деле Пенелопа была счастлива, что Том так быстро перевел роман в семейное русло и доверил ей роль хозяйки своего дома. Для нее это означало, что у Тома на первом месте стоит вовсе не ее тело, а личность.

Том напоминал Пенелопе ее первого бойфренда – Начо Кино. Тот был убежденным буддистом, Круз оказался таким же убежденным сайентологом. Пе импонировало, что, перед тем как приступить к еде, Круз читал длинную благословляющую молитву; надолго запирался у себя, изучая труды классика сайентологии Рона Хаббарда. Пе никогда не расспрашивала Тома, почему они с Николь расстались, но однажды он сам упомянул, что Кидман всегда оставалась равнодушна к его религии, а для него это очень важно. Пенелопа была в восторге: наконец-то ей удалось встретить по-настоящему духовного человека! И с гордостью сообщила Тому, что на самом деле она - не просто актрисуля, которая... Словом, она буддистка. В свое время много ездила в Индию и занималась благотворительностью. Круз насмешливо посмотрел на Пе: «Я тебе настоятельно рекомендую сходить на лекции по сайентологии!»

Пе послушалась. Лекции устраивались по вечерам в одной из лос-анджелесских школ. Публика собралась самая разношерстная – от разряженных дамочек средних лет до бездомных бродяг. Пенелопа внимательно слушала, записывала и пыталась понять, про что идет речь. У нее создалось впечатление, что это учение – гремучая смесь из известного с детства католичества и того же буддизма – в общем, всего по немножку. Дома Пе извлекала тетрадку и после ужина принималась задавать Тому вопросы. Он раздраженно играл с теннисным мячиком – дурацкая привычка - и вместо ответов говорил, что если бы не сайентология, он не оправился бы от разлуки с детьми. Николь упрекает его в равнодушии, а сайентология объясняет, что в страдании нет смысла. «Все познается в делах», - глубокомысленно прибавил Круз. Пенелопа навострила уши: эту же фразу любил повторять Начо Кано. Пе его разочаровала: она ведь так и не смогла ухаживать за больными индусскими детьми. Ту ночь Пе провела одна. К ней само собой пришло решение: пусть она ничего не понимает в сайентологии и вряд ли когда-нибудь поймет, но надо доказать Тому делами, что и она человек духовный. Он не верит ей просто потому, что Пенелопа не доказывает этого делами. Она докажет.

...В Индии Пенелопу не узнавали – и это уже было счастье. Можно не маскироваться за огромными черными очками, как дома. Жара. Она, испанка, привыкла к жаре, но все же не к такой. На банановых деревьях листья выжженные, сухие. Быстрым шагом Пенелопа приближалась к больнице. За ней увязалось несколько нищих детишек. Она достала из сумки леденцы. Грязные ловкие ручонки молниеносно выхватили их и набили ими рты. Через секунду те же чумазые попрошайки догнали Крус и снова настойчиво потянули ее за руку. Она извлекла из сумки несколько шоколадных конфет, отдала. У входа в клинику Пенелопа виновато показала маленьким попрошайкам, что у нее больше ничего нет. Вывернула сумку. Детские руки не постеснялись дотошно ощупать подкладку. «Вы волонтер, мисс?» - спросили Пенелопу при входе на ломаном английском. Да, она волонтер. Она приехала сюда, чтобы ухаживать за бездомными больными детьми. Пожилой индус не выглядел удивленным. Видно, привык видеть здесь европейцев. Он попросил Крус следовать за ним. Длинный узкий коридор, похожий на туннель... В туннелях у Пенелопы всегда начиналась клаустрофобия. Она боялась слишком длинных туннелей и старалась их объезжать. У входа в палату их встретила буддистская монахиня с бритой головой и в традиционном темно-красном одеянии. Она приветливо улыбнулась гостье и увлекла ее в палату. В ноздри ударил запах нечистот. Несколько пар любопытных детских глаз уставились на Пе. «Вон там - ванная. Бедняжек надо помыть. Я помогу вам», - услышала Пе слова монахини. После этого все завертелось у нее перед глазами. Она очнулась от того, что под нос совали нашатырь.

Уезжая, Пенелопа неловко сунула администратору больницы чек на большую сумму. Она презирала себя. Как она покажется на глаза Крузу? Что расскажет ему? Утаить? Нет, это стыдно. Надо, наоборот, спросить у него совета. Она ведь искренне спросит. Том столько лет практикует религию, говорит, что она помогла ему пережить все серьезные кризисы в жизни, включая два тяжелых развода, он ей поможет.

Круз слушал Пе с таким недоумением, словно она рассказывала о том, как летала на Юпитер. Даже отодвинул столовые приборы и встал, в упор рассматривая Пе. Потом начал смеяться. В его голубых глазах прыгали огоньки от ламп. «Какая ты наивная, Пе! Я и не думал! Каждый помогает себе сам. Эти чумазые дети вырастут и, если найдут путь, помогут себе, а если нет...» Подойдя к Пенелопе, Том со значением поцеловал ее в волосы. «Пойдем наверх?»- шепнул он.

Этот вечер и ночь развеяли все ее иллюзии.

В свой следующий приезд в Мадрид Пенелопа уже не просила сестру погадать. Моника предложила сама, прочитав в газетах, что у Пе роман с актером Мэтью Макконахи. Моника просто умирала по красавчику Мэтью, смотрела все картины с его участием и, конечно, «Сахару», в которой сестра и Макконахи играли вместе. После того как в 2004 году Пе рассталась с Томом Крузом, она довольно скоро отправилась в Марокко – на съемки «Сахары», там и встретила Макконахи. Да, он нравился Пе, но она больше не питает надежд. Пенелопа угрюмо повторяла Монике, что Мэтью – человек очень плотский, хотя и забавный, оригинальный, готовый ради нее на все. Когда через год, летом 2006-го, после не слишком частых - из-за плотного графика съемок обоих - свиданий Пенелопа и Мэтью расстались, Моника посоветовала сестре обратиться за помощью к психоаналитику, а то, мол, она начинает всерьез за нее беспокоиться.

...После той телепередачи, в которой Моника объявила, что ее сестра долго будет одна, редакцию телеканала захлестнул шквал звонков. Звонили мужчины. Трудно поверить, что вокруг столько психов. Они требовали объяснить, что именно не устраивает в мужчинах Пенелопу Крус: они готовы на все, чтобы ей угодить, ибо она – мечта любого из них. Было несколько звонков от лесбиянок и транссексуалов. А один ненормальный предложил прилюдно оскопить себя, если ей это доставит удовольствие. Моника подумала, что, пожалуй, надо передать это интересное предложение Пенелопе...

Источник: "Караван историй",




Интервью добавил: Viburnum, 06.07.2009, 21:11
Ссылка на источник: http://kamenobr.ru/sovrem_0020.html