Пенелопа Круз

Предварительная продажа билетов на елку в Пушкинском музее по номинальной стоимости здесь.




Отзывы - full

Пенелопа Крус для Interview magazine

Марион Котияр взяла интервью у своего партнёра по фильму "Девять" Пенелопы Крус для Interview magazine, а фотограф Mikael Jansson создал для Крус интересный образ для этого журнала.

Фотосессию можно посмотреть здесь.

Итак...

М: Думаю, главное для актёра - понимать людей. Давай начнём интервью с разговора именно об этом. Представь, что ты встречаешь нескольких инопланетян. Как бы ты описала им человечество?

П: Этот вопрос фактически относится к причине, по которой я решила стать актрисой, т.е. чем обусловлено моё постоянное любопытство к бесконечным тайнам человеческого поведения. Ну, мы же ведь постоянно сталкиваемся с красотой и сложностью человеческих отношений, не так ли? И мы всегда пытаемся получить ответы.

М: Значит, ты описала бы пришельцам людей как таинственных и сложных...

П: Ну, по крайней мере, им бы никогда не надоело изучать нас, это уж точно.

М: Тебе всегда хотелось стать актрисой?

П: Я думаю, где-то лет с четырех. Помню, как играя с друзьями, я представляла себя на их месте. Мои родители ещё тогда отдали меня в балетную школу, и, пожалуй, там я и начала испытывать те чувства и эмоции - я танцевала в течение многих лет. А затем, когда мне было лет 10-11, я стала очень большим поклонником кино.

М: Какой был первый фильм, который ты посмотрела?

П: Не помню, что был за фильм, но помню, как мой отец купил огромную технику Betamax. Это было большой редкостью среди наших соседей в то время. Поблизости у нас не было кинотеатра, но с нашим Betamax'ом мы могли брать в прокат огромные ленты, которые были больше меня, и пересматривать фильмы по несколько раз. Так что, моё первое знакомство с кино случилось не в кинотеатре, а благодаря этой машине.

М: А какие фильмы ты предпочитаешь?

П: Большинство фильмов Педро Альмодовара, фактически я была им поглощена в раннем возрасте. Я смотрела все его фильмы на Betamax'е. И лишь, когда вышел его "Свяжи меня" в 90-ом году, я, наконец, посмотрела его в кинотеатре. Помню, как добиралась туда на автобусе и метро. Я ходила одна и соврала про свой возраст, потому что мне ещё не было 16, как раз столько нужно было, чтобы попасть на фильм. После фильма я устроила прогулку по Мадриду. Это был день, когда я решила, что по крайней мере попытаюсь найти агента и стать актрисой.

М: Это прекрасно, что твоё очарование фильмами Альмодовара стало тем, чем стало. "Разорванные объятия" - это уже твоё четвёртое сотрудничество с ним?

П: Да, это наш четвёртый совместный проект. Даже не верится, насколько это было прекрасным, наше приключение.

М: Как развивались ваши отношения с момента первой встречи?

П: Думаю, что всё росло и развивалось постепенно. А сейчас мы выходим на сцену, смотрим друг на друга, и я понимаю, спал ли он прежде ночью, в хорошем ли он или плохом настроении. И у него так же со мной - он смотрит и видит, о чём я думаю. Так что, нам легко. Но в то же время, он оказывает очень большое присутствие духа, и я не начинаю меньше переживать, когда мы работаем вместе, потому что мы друзья, и я напротив, возможно, даже больше беспокоюсь, чтобы не расстроить его.

М: Как он относится к тебе в качестве режиссёра? Поскольку вы друзья, меняются ли ваши отношения во время работы?

П: Меняются, когда мы на сцене, но совсем чуть-чуть. С момента начала репетиций, которые длятся три-четыре месяца, наша дружба меняется. Существует доверие на протяжении долгих лет, но мы не сплетничаем. Мы уже не разговариваем о личной жизни. Есть черта, которую мы проводим. Это происходит само собой, чтобы защитить процесс работы, сохранить равновесие в жизни. А затем, в день окончания съёмок, наша дружба возвращается на прежнее место, какой она была на начало работы. А на сцене он всегда искренен и очень требователен. Он говорит мне, если я сыграла плохо. Он приглашает меня отметить конец дня, если всё прошло отлично. Он очень великодушен, но и очень честен, потому что знаешь, что он говорит правду, и это может вызвать чувство испуга. Но я предпочитаю слышать ту правду и испытывать страх, чем работать с кем-то, кто не требует многого. Мне нравится, какими становятся его жизнь, его кино. Он не делает компромиссов, и у нас сохраняется искренность.

М: Как ты выбираешь сейчас свои фильмы? По сценарию? Персонажу? Режиссёру? Что убеждает тебя в выборе?

П: Я пытаюсь рассматривать всё это целиком и говорю "да" проектам, о которых я не могу перестать думать. Если я прочитала сценарий, и сюжет остаётся со мной - это означает, что я буду работать с этим. Прежде у меня была большая склонность к съёмкам и я делала по три-четыре фильма в год в течении долгого времени. Теперь, к счастью, я могу работать только над тем, что мне действительно нравится, а в остальное время жить своей жизнью. Для меня съёмки - не марафон. Когда теперь я иду работать, то предпочитаю отдавать. С другой стороны, это опустошает.

М: Какое твоё любимое место на Земле?

П: Мне очень нравятся Карибы. Любое место в Карибском море. Я попадаю туда и чувствую себя обезьянкой - потрясающая страна. [Смеётся] Конечно, я люблю и свой город, ведь я живу там иногда.

М: Мадрид.

П: Да, Мадрид. Там моя семья. Я люблю Нью-Йорк, но проводя там целый год, становлюсь немного сумасшедшей от той скорости и ритма. Я жила там, когда мне было 20. Я жила там в деревне в течение двух лет и была там счастлива.

М: А где это, в деревне?

П: Кристофер и Гринвич. Я приехала в Нью-Йорк, чтобы изучать балет и английский язык, которым занялась отчасти поздно. Помню, когда получила свою первую возможность работать в Америке, я не очень-то говорила по-английски, так что на съёмках я знала только свои реплики. Режиссёр, который меня выбрал, видел меня только на плёнке, так что, когда я пришла на съёмки, он понял, что знаю только диалог, который я изучила для кастинга. Кроме этого, я могла лишь сказать "Как дела?" и "Спасибо!" [обе смеются] Знаешь, я не расчитывала когда-либо работать в Америке, но и не препятствовала этому. Я не хочу прекращать работать в собственной стране и на родном языке, но чувствую, что нам обеим очень повезло оказаться способными сделать то. чего мы добились.

М: У меня есть вопрос, который можно назвать четырьмя вопросами в одном. Что вдохновляет тебя как актрису и как женщину? Я считаю, что это всё-таки разный вид вдохновения.

П: Да, да. Как актриса, я люблю Анну Маньяни и Дебру Уингер. Также думаю, что нет никого лучше Мэрил Стрип. Я пересматриваю её фильмы снова и снова, несколько недель назад, к примеру, смотрела в очередной раз "Силквуд" и мне хотелось расцеловать ей ноги. Мы знакомы друг с другом только по церемониям награждений на тех или иных событиях, но всякий раз, когда я вижу её, всегда подхожу к ней и начинаю целовать. Я даже ничего не говорю, просто целую. Наверно, она думает, что я сумасшедшая. [обе смеются]
А как женщина, я могу сказать, что у меня особые отношения с мамой. Я появилась у неё, когда ей был 21 год, она была очень молода. Я всегда могла поговорить с ней о чём угодно. Так что я была маленькой девочкой, для которой в доме не существовало запретов. Она тот человек, к которому я обращалась за вдохновением для многих своих персонажей, которые создал Педро, потому что у неё есть природная сила. Она очень сильна.

М: Ты помнишь свои сны?

П: Да, потому что, когда я ночью вижу сны, они как кадры из фильмов. В них есть осветительные приборы и спецвыпуски, [Котийяр смеётся] клянусь тебе! Это бывает не каждый день, но часто бывает, что мои сны, как кино. Я не вижу нормальной последовательности, а только кадры. Потому я их и запоминаю.

М: Ок, теперь ты должна организовать обед, на который ты можешь пригласить только четверых. Кто бы это был? Можно пригласить любого, даже Мерилин Монро.

П: Это очень интересно. Я бы позвала Федерико Феллини, Билли Вайлдера, Вуди Аллена и Педро Альмодовара и приготовила бы разбитые яйца, испанское блюдо. Это всё жареное и очень жирное, с большим количеством масла, соли, яиц и картошки. Я знаю, как это приготовить, но это настолько приторно. Представляешь себе всю эту смесь?

М: Да уж. [смеётся]

П: Я вспоминаю, когда мы работали над "Девятью" с Софией [Лорен]. Мы постоянно вели разговоры, точнее я постоянно спрашивала её о [Витторио] Де Сика, Феллини, [Марчелло] Мастрояни и всех тех замечательных людей, с кем ей доводилось работать. Эта женщина - невероятная.

М: Да, она прекрасное сочетание la mama [мамочки] и кинозвезды.

П: Это верно. Она похожа на богиню. И она всегда волновалась о том, что достаточно ли мы едим. Я во время съёмок ела как свинья, потому что хотела немного поправиться. Ела без остановок. Но и этого никогда не было достаточно для Софии. Она говорила: "Ты слишком мало кушаешь для всех своих упражнений [занятия танцами]. Я только что видела Мэрион, она встала из-за стола. Она вообще ничего не съела!"

М: Как ты оказалась привлечена к фильму "Девять"?

П: Я завтракала с Робом Маршаллом. Это было в самом начале - я хотела сниматься, но ещё не знала персонажа. Я хотела этого, потому что, как я уже говорила, занималась много лет балетом и я люблю музыку. Для меня музыка - самое сильное искусство, даже более сильное, чем кино, литература, что-либо другое. Это то, что попадает непосредственно к вам в сердце. Таким образом, у меня был разговор с Робом. Ты знаешь, есть столько bullshit в этом бизнесе и так много разговоров. Но я поверила всему, что сказал Роб о фильме и о том, что он хочет сделать. Было так прекрасно убедиться, что я оказалась права, поверив в его честность и правоту.

М: Как ты готовилась? Я знаю, что ради съёмок ты пересмотрела множество итальянских фильмов.

П: Да, я смотрела много итальянского кино и фильмов с участием итальянских актёров, работающих на английском, потому что мне нужен был соответствующий акцент. Ранее я играла итальянку, но говорила по-итальянски, так что мне впервые пришлось говорить по-английски, но с итальянским акцентом. Также я смотрела много мюзиклов. А ещё мой персонаж, Карла, это мой маленький секрет, заставила меня думать о Розовой Пантере, по некоторым причинам я смотрела картинки.

М: Это было твоим вдохновением для Карлы?

П: Одним из них. Поскольку, думаю, она была слегка глупой - не то, чтобы она пыталась быть забавной, но было в ней немного разнузданности. В то же время я хотела посмотреть музыкальный номер. Музыкальный номер должен был быть сексуальным и мысли о Розовой Пантере помогли мне войти в образ. Но я никому никогда об этом не рассказывала! Всё, о чём я могла думать на верёвках под потолком, это Розовая Пантера.

М: [смеётся] Я тоже так её люблю! А ты могла бы сказать, что не была в себе уверена?

П: Нет. [смеётся] Я мало об этом думала. Не имеет значения, имеешь ли ты больше успеха или меньше - уверенность этим не измеряется. Я действительно считаю, что в становлении актером есть некая опасность. Чтобы быть им, человек должен обладать огромным эго, но в таком случае твое эго может стать твоим злейшим врагом

М: У тебя, кажется, весьма приятное отношение с собственным Я.

П: Ну, я в самом деле считаю, что неуверенность это то, что идёт с актёром в ногу. Никогда не встречала актёров, которые были бы полностью уверенными в себе. Я не говорю, что это плохо. Хорошо знать, что оно там, нравится ли вам это или нет. Но эго походит на льва, которого мы должны держать под контролем.

М: Да, потому что мы имеем дело с эмоциями, и мы играем с эмоциями.

П: И мы показываем много подобного.

М: Ты говорила о своём персонаже в "Вики Кристина Барселона", Марии Елене, что она думает, что не будет творческой, если не станет мучить себя. Ты думаешь, мы как актёры обязаны отказывать себе в чём-то ради глубины и искренности в нашей работе?

П: Да, думаю, так и есть. Приходиться глубоко копаться в себе, чтобы находить что-то, что можно использовать в работе. Но чем старше я становлюсь, тем чаще я отказываюсь относиться к работе, как к некой терапии. Просто мне кажется, что это не совсем честно, ведь ты пользуешься чем-то личным, заменяя этим актерскую игру. Когда я была моложе, то иногда использовала личные переживания в создании образов героинь. Так происходило до тех пор, пока мне в голову не пришла мысль о том, что это может быть опасно для меня самой.

М: Это тяжело объяснить. Я помню, когда заканчивала работу над "La Vie en Rose", то не знала, как вернуться из роли, понимаешь? Ты уходишь глубоко в роль и потом пытаешься переоценить себя как персонаж.

П: Да, да. Именно поэтому говорить о теории, о присутствии в образе так тяжело, ведь всё настолько неоднозначно и неуловимо, что стоит выразить это словами, как мысли тут же улетают.

М: А что тебя беспокоит как актрису в настоящее время?

П: Мне кажется, что мне очень везло с режиссерами. Роли, которые мне были предложены, особенно в последнее время, давали мне возможность играть этих разных женщин. Я всегда этого хотела, и это то, что ты не можешь сделать в одиночку. Если ты хочешь играть разные роли, у кого-то еще должно быть воображение, которое бы позволило создать для тебя необычную роль. Мы рассчитываем на чье-то доверие, а режиссеры мне доверяют, и я благодарна за это. Но я не знаю...я все еще чувствую, что мне еще многому нужно учиться. Я люблю это ощущение, когда я прихожу на съемочную площадку, я опять напугана. Я не хочу, чтобы было по-другому.

Источник: interviewmagazine.com



Интервью добавил: Bragileifr, 01.07.2010, 18:58
Ссылка на источник: http://www.interviewmagazine.com/film/penelope-cruz/