Пенелопа Круз






официальный сайт scavolini сайт;задвижка шиберная с невыдвижным штоком avk цена;методика hazop

«Пираты Карибского моря»: Интервью с актерами




« ... Мне понравилось то, что моя героиня очень хорошо врет. Анджелике ведь удается убедить людей в том, что она лжет, даже когда она на самом деле говорит правду. Для нее вся жизнь - одна большая стратегия, игра. Ее вырастили и воспитали такой. Пиратство у нее в крови »

11 мая в Москве состоялась премьера четвертой части популярной саги компании Disney «Пираты Карибского моря: На странных берегах». Представить фильм приехали продюсер всех частей Джерри Брукхаймер, а также исполнители главных ролей Джонни Депп и Пенелопа Крус.

КиноПоиск представляет интервью с актерами, которое они дали во время своего визита в Москву.

Пенелопа, почему вы согласились участвовать в «Пиратах Карибского моря 4»?

Пенелопа: Потому что мне понравилась идея сыграть пирата. Потому что я хотела снова поработать с Робом Маршаллом и Джонни Деппом. Я сказала «Да» до того, как прочитала сценарий. А когда прочитала, сразу влюбилась в свою героиню.

Что из атрибутов пиратской жизни вам понравилось больше всего?

Пенелопа: Мне понравилось то, что моя героиня очень хорошо врет. Не то чтобы я мечтала научиться обманывать, однако мне, как актрисе, было любопытно исследовать такого персонажа, как Анджелика. Ведь для нее вся жизнь — одна большая стратегия, игра. Жить так на самом деле было бы невероятно утомительно, однако ее вырастили и воспитали такой. Пиратство у нее в крови.

Джонни, судя по популярности вашего персонажа, можно говорить о том, что прошло время героев и настало время международных бандитов. Как так вышло?

Джонни: Я никогда не ассоциировал себя со своим персонажем. Просто нам очень повезло, что он чудесным образом совпал со вкусами зрителей, и они его полюбили. Капитане Джек Воробей привлекателен тем, что он может все время быть таким, каким большинство людей может быть только изредка. У него есть своего рода лицензия на непочтительность, но изначально мы не ждали от нашего персонажа такого успеха.

За те восемь лет, что прошли с выхода первого фильма, изменился ли ваш персонаж хоть в чем-то?

Джонни: Я не думаю, что капитан Джек Воробей как-то меняется за четыре фильма, в отличие от других персонажей. Существуют какие-то сюжетные линии, развитие персонажа. Герои чему-то учатся, меняются в процессе... Но Джек — он просто есть. Это такое существо, которое не становится ни хуже, ни лучше. Так что если говорить об эволюции персонажа, то она, пожалуй, отсутствует. А если говорить о том, что в Джеке все-таки меняется, так это гардероб. Он меняет свои жилеты. Пожалуй, и все.

Пенелопа, после съемок «Пиратов» удалось ли вам понять что-то новое о себе как об актрисе?

Пенелопа: Я поняла, что никогда не смогу стать такой потрясающей лгуньей. Анджелике ведь удается убедить людей в том, что она лжет, даже когда она на самом деле говорит правду, на что ей указывает Джек Воробей в одной из сцен фильма. Она — эксперт. И если я что и поняла про себя, так это то, как я на самом деле не похожа на Анджелику. Слава Богу. На самом деле я никогда не спрашиваю себя, похожа ли я на своих персонажей, нравятся ли они мне, согласна ли я с тем, как они поступают. Я просто стараюсь понять их мотивы. С Анджеликой это было очень просто.

Приехав в Америку, вы якобы умели говорить на английском только две фразы, и одна из них была: «Я хочу работать с Джонни Деппом». Это правда?

Пенелопа: Да, я рассказала об этом, на открытии своей звезды на «Аллее Славы». Джонни и Роб тогда пришли на празднование и сказали в мой адрес очень много приятных слов, так что мне захотелось их за это отблагодарить. И я действительно сказала тогда эту фразу о Джонни. Это правда. Впервые приехав в Америку, я знала английский очень плохо, но не переставала повторять своему агенту, что хочу работать с Джонни.

Пришлось ли вам учиться чему-нибудь специально для «Пиратов», отрабатывать какие-нибудь особые трюки?

Пенелопа: В основном мне пришлось учиться фехтованию. В этом фильме работала та же команда, что и в первых трех. В течение двух месяцев они учили меня искусству фехтования. Это было еще в Лос-Анджелесе до начала самих съемок, стартовавших в июне. Ну а на площадке я выполняла только самые безопасные элементы, поскольку была беременна, и мы старались быть максимально осторожными.

Вам нравится драться? Говорят, что вы девушка с характером...

Пенелопа: Я? Что вы, я довольно редко выхожу из себя.

Считается, что участие звезд в фильме способствует его продвижению. Какую, по вашему мнению, аудиторию должно привлечь к «Пиратам Карибского моря 4» именно ваше участие?

Пенелопа: Моя роль — просто небольшое добавление к общей истории. Не думаю, что кому-то из команды «Пиратов» было принципиально мое участие. Они бы вполне справились и без меня. Напротив, я очень благодарна им за то, что мне предоставили такую возможность. А так у них есть Джонни, и есть его персонаж, который сделал всю трилогию.

В одном из эпизодов ваша героиня страстно ругается на Джека Воробья по-испански. Что именно она ему говорит?

Пенелопа: Что оторвет ему голову… И все в таком духе. Роб предложил мне сымпровизировать в той сцене.

Какая сцена из фильма вам далась тяжелее всего?

Джонни: Та, где мы танцуем. Было очень страшно. И для Пенелопы тоже, думаю, было непросто танцевать с таким медведем, как я.

Пенелопа: Не верьте ему. Он великолепный танцор.

Депп: Ой, нет

Пенелопа: Не верьте ему – он хороший танцор!

Депп: Вовсе нет

Пенелопа: Так и есть

Депп: Не-а

Чем отличается работа в европейских фильмах от съемок в голливудских блокбастерах?

Пенелопа:Все зависит от каждого отдельного проекта. Любой фильм — это отдельный мир. Я снималась в маленьких независимых картинах и в больших голливудских проектах. К слову, этот — самый дорогой из всех, где мне когда-либо приходилось работать. Однако я ко всем своим фильмам готовлюсь приблизительно одинаково, и уже потом каждый из них становится чем-то особенным. Чем именно, во многом зависит от режиссера, от типа проекта, от команды, что собирается на площадке, от тех людей, которые тебя окружают на протяжении трех-четырех, а то и шести месяцев, как это было на «Пиратах». В итоге я запоминаю именно это, а вовсе не то, как велики или, наоборот, малы, были трейлеры, в которых мы жили. Личный опыт от общения с людьми — вот что имеет решающее значение.

Много ли вы импровизировали?

Пенелопа: Роб Маршалл любит импровизации, и Джонни живо на это откликался. А он один из самых вежливых людей в профессии. Он относится к коллегам с большим уважением. Так что если он и менял реплику, то непременно ставил в известность всех участников съемочного процесса заранее. Режиссер, актеры, участвующие в сцене, сценаристы — все узнавали об изменениях заранее. Джонни, он вообще всегда находится в моменте и схватывает все на лету. И думаю, именно комбинация всех этих качеств делает его таким потрясающим, уникальным артистом.

Джонни: Ну что я могу сказать… Она меня смутила. Но я сам был благодарен за возможность работать с такой партнершей, как Пенелопа, потому что на любую реплику она всегда откликается очень живо и непосредственно. И все на площадке были очень открыты к импровизации. Ну вот как-то так.

Вы работали вместе в двух фильмах. Как изменились за это время вы сами и ваши взаимоотношения?

Пенелопа: Наши отношения с самого начала складывались очень легко, мы отлично понимали друг друга и говорили, что называется, на одном языке. У нас похожее чувство юмора, мы смеемся над одинаковыми, чаще всего абсурдными вещами. Это же объединяет и наших персонажей. Хотя они, конечно, ругаются все время, а мы на самом деле никогда не ругаемся. Со времени съемок «Кокаина» прошло 11—12 лет, и в эти годы мы время от времени пересекались, конечно, но когда мы встретились на площадке «Пиратов», было такое ощущение, будто бы съемки нашего первого фильма закончились всего пару недель назад. И это сильно упростило работу. Более того, она перестает быть работой — ты просто проводишь время со своим другом. И Джонни, он уникальный. Он не только очень талантливый человек, но и умный, один из самых умных людей на свете. Очень живой, очень веселый, очень вдохновляющий. И ты чувствуешь себя очень везучим уже оттого, что просто можешь проводить с ним время не только как актриса, но и просто как человек.

Правда ли, что Пенелопа пыталась научить вас испанскому?

Джонни: Да, Пенелопа учила меня говорить на испанском ужасные, очень грязные вещи. Мне потом пришлось идти в церковь, чтобы очиститься. Это были отвратительные вещи, которые я не могу вам повторить. Вы будете шокированы. Вам придется пойти к психотерапевту, чтобы справиться с этой психологической травмой. У нее очень грязный язык!

По слухам, вы, Джонни, готовитесь к ролям в сауне? Правда ли это? И как готовится к ролям Пенелопа?

Джонни: Вы что, за мной подглядывали?! На самом деле это правда. Пара моих персонажей действительно появилась на свет в сауне. Вы знаете, там ведь жарко, и думаю, что все эти экстремальные температуры влияют на сознание, так и появились эти странные герои.

Пенелопа: Я не готовлюсь к ролям в сауне. Я не могу думать при такой жаре. Вообще же подготовка к каждой роли зависит от самой роли. И если я играю какого-то персонажа, который достаточно далек от меня, то мне приходится искать способы подкормить собственное воображение. Бывают персонажи, которых я могу срисовывать с каких-то знакомых. Персонажи, которые основываются на каком-то специфическом материале. Так что все по-разному. Но иногда я готовлюсь к ролям вместе с моими мадридскими учителями по актерскому мастерству, с которыми работаю уже много лет.

Текст: Елена Тихонова

Источник: КиноПоиск.Ru







Интервью добавила: Jane, 18.05.2011, 13:33
Ссылка на источник: http://www.kinopoisk.ru/level/73/interview/1586151/

30.05.2015, 17:34
Оставьте первый отзыв к этому интервью.


Чтобы оставлять комментарии зарегистрируйтесь >>>